Интервью с Ниной Эрве из независимого издательства Rough Trade Books в Лондоне

Наша подруга Вика Перетицкая поговорила с Ниной Эрве, которая ведет издательскую программу Rough Trade Books, продолжающую историю и традиции культового лейбла Rough Trade Records


Предыстория

В 1976 году Джефф Тревис, вдохновившись поездкой по США и примером City Lights Bookstore в Сан-Франциско, открывает Rough Trade Record Store в западной части Лондона. Он быстро становится местом притяжения местного сообщества, музыкальных фанатов и музыкантов и эпицентром взрыва лондонской DIY и панк-культуры конца 1970-х. Это было место силы, где можно было целыми днями слушать пластинки, зависать с друзьями и искать самые последние релизы и фэнзины. Спустя два года Джефф Тревис запустит одноименный рекорд-лейбл, который войдет в историю как один из самых легендарных независимых рекорд-лейблов Великобритании, выпустивший первые альбомы The Raincoats, Scritti Politti, The Smiths и многих других. Однако спустя несколько лет возникнут финансовые трудности и Джеффу Тревису придется расстаться с магазином. К счастью, прежние сотрудники спасут магазин от банкротства и сохранят название. Rough Trade Records (и Rough Trade stores) внесли бесценный вклад в развитие британской альтернативной музыкальной сцены, став проводником для нового панк-движения и сохранив дух контркультуры и независимости по сей день. 

В 2018 году появится Rough Trade Books — small press, издающий памфлеты с ярким запоминающимся дизайном с фокусом на музыку, поэзию, фотографию, искусство, у которого за плечами радикальное культурное наследие Rough Trade Records. За этим стоит Нина Эрве, занимающаяся всем, кроме дизайна, и Крэг Олдэм, графический дизайнер. Я встретилась с Ниной в шумном кафе книжного магазина Foyles в Лондоне. Она тут же покорила меня своим энтузиазмом, и в течение двух часов я робко расспрашивала про ее предприятие, а она с огнем в глазах рассказывала свою историю. 

С чего все началось

Нина около десяти лет работала в магазине Rough Trade East в Лондоне как partnership manager и последние три года развивала книжный отдел. В 2016 году Нина курировала сорокалетний юбилей Rough Trade Records, который состоял из серии мероприятий, концертов и апогеем празднования стала публикация книги. 

— В ней были собраны различные воспоминания — от Брайана Ино до Лавинии Гринлоу. В общем, музыканты и писатели рассказали о влиянии Rough Trade Records на их судьбы. Оказалось, всем есть, что вспомнить. Это был мой первый опыт работы над книгой и первое серьезное соприкосновение с издательской сферой. И мне очень понравилось! Я поняла, что хочу заниматься именно этим. Перед тем, как бросить работу в магазине, я решила поговорить с Джеффом и Жанетт (руководителями рекорд-лейбла Rough Trade Records — Примеч. пер.). Потому что в 2011 году они выпустили две книги под брендом Rough Trade Books. Первая — Do It For Your Mum — о группе British Sea Power, а вторая — Let’s Start a Pussy Riot в поддержку Pussy Riot, но, к сожалению, это была не очень успешная кампания. На этом с книгоизданием было покончено. На самом деле с такими проектами к ним приходили люди извне, но отдельно этому некому было заниматься. И тогда, в 2017-м, я пришла к ним и спросила: "А что происходит с Rough Trade Books?" Я обратилась к ним с предложением продолжить книгоиздание, и они согласились. Все сложилось очень хорошо. В течение года я думала о том, что можно сделать, с чего начать. Вот так мы и запустили издательство. Я проработала 10 лет в магазине и сейчас работаю в издательстве. Конечно, я чувствую, что название (Rough Trade) очень помогает в создании того, что мы пытаемся сделать: вся эта DIY-контркультура очень сильно проникла в книги. Я так долго проработала в магазине, поэтому я просто думаю в том же направлении. И, конечно, все это о независимости. Видимо, поэтому так трудно заработать какие-то деньги на этом. И лейбл, и магазины помогают с продвижением, но они все равно не очень пересекаются. 
Я занимаюсь всем: бухгалтерией, редактурой текстов, корректурой, ищу авторов, придумываю и провожу мероприятия. А мой друг отвечает за дизайн. И никто из нас ничего за это не получает. Сейчас мы работаем в ноль, но полны энтузиазма. Ах, да, мы ищем инвестора, который придет и скажет: «Это вам, пожалуйста, разберитесь с этим» (смеется). Мне кажется, мы можем принимать более креативные решения, в отличие от других издательств. Прежде всего, у нас музыкальный бэкграунд. Сейчас мы пытаемся нащупать, что интересно нашим читателям. Ну например, музыкальные фанаты очень любят разный мерч, они все время ищут лимитированные издания. Нам есть, над чем задуматься. 
Настоящая работа над нашим проектом началась в декабре 2017-го, и первые памфлеты мы выпустили в мае или июне 2018-го. Всего было двенадцать титулов. То есть у нас ушло шесть месяцев на то, чтобы подготовить двенадцать памфлетов. Следующая серия вышла в сентябре. 

О том, что интересно издавать

— Наши памфлеты охватывают широкий круг тем: много поэзии, внутри этой поэзии есть политика, эссе, интервью, фикшн, фотография, иллюстрация. На самом деле все, с чем можно связать Rough Trade, у нас за спиной этот DIY-бэкграунд, а он всегда ассоциировался с левыми традициями, это довольно социалистическая компания с сильной фем-повесткой. Но поскольку Rough Trade имеет дело с музыкантами, у всего этого есть художественный подход. И мы хотим продолжать эту традицию. Другая причина, почему мы издаем памфлеты, это дань фэнзинам конца 1970-х, которые продавались в Rough Trade. 

О поиске авторов

— Когда я готовила книгу в честь юбилея Rough Trade Records, у меня был список людей, которых я бы хотела привлечь, были писатели, которым я предложила принять участие, и они с удовольствием согласились. Как-то так это работает. Есть много людей, которыми я восхищаюсь, и приглашаю их стать авторами Rough Trade Books. У нас нет возможности предлагать аванс авторам, поэтому полученную прибыль с продаж мы делим между собой и авторами поровну — пятьдесят на пятьдесят. Все очень прозрачно — все зависит от продаж. Для меня это настоящее партнерство. Что-то продается лучше, что-то хуже. Я думаю, это все еще похоже на пробный прогон. Кстати, такая же сделка (50/50) в 1980-х была в Rough Trade Records. Я думаю, это самый лучший для нас вариант и путь к достижению чего-то большего (хотя я пока не могу представить, что это). Я никому не даю никаких инструкций, а просто говорю: «Напишите то, что вам хотелось бы написать». Думаю, в этом и есть креативная свобода — тут широкое поле для экспериментов. Например, Джо Дантон написал очень забавный рассказ, построенный на биографиях поэтов. Вряд ли бы его напечатали в каком-нибудь крупном издательстве. Но мы издали! В общем, такой формат дает свободу любым экспериментам. 

Несколько слов о будущем

— Мне действительно все это очень нравится, несмотря на то, что пришлось приспособиться к другому образу жизни. Я работаю на полставки в пабе, чтобы заработать немного денег. Конечно, этого недостаточно. Но, знаешь, я сама себе босс, буду делать все, чтобы мое дело процветало. Да, бывают взлеты и падения, но все это бывает и в любой другой работе. Мы продолжим выпускать серии памфлетов ежеквартально. Для меня памфлеты — синглы, а книги — альбомы. 

* На этом сайте http://roughtradebooks.com можно надолго зависнуть и ознакомиться с полным издательским портфелем Rough Trade Books. Ковид-кризис никого не оставил в стороне, но Нина и ее друзья экспериментируют с новыми жанрами. Например, во время всемирного локдауна они запустили мастер-классы, вдохновленные недавней серией памфлетов Rough Trade Books о художнице и писательнице Мадж Хилл. Надеюсь, Rough Trade Books хватит сил в это нелегкое время.

Support your favourite small press!


Говорим огромное спасибо Вике Перетицкой за интервью с Ниной Эрве, перевод и предоставление текста.

Кстати, посмотрите крутейший зин вики про Ленина.

Звони в Benzine по +79163351297 или +79169114568